Еще раз про пенсию, евреев и «социал».

Опубликована в „EГ“ № 8 – август 2011.

В последнее время, среди еврейских эмигрантов Германии постсоветского периода, в основном
лиц пенсионного возраста, с новой силой начали активизироваться действия, направленные на
защиту их прошлого трудового стажа с вытекающими отсюда последствиями, т.е. сохранением
установленного в Германии социального пособия, без снижения его на размер ранее
заработанной и начисленной пенсии, либо изменение социального статуса и назначение пенсии
в таком же порядке, как немецким поздним переселенцам.
В связи с этим, у меня появилось желание, попытаться всесторонне проанализировать
аргументы за и против этой инициативы. Высказываю свое субъективное мнение, которое, по-
видимому, не всем понравиться, но для этого и существует плюрализм мнений и, как известно, в
споре рождается истина.
Чтобы в дальнейшем было понятно, сразу оговорюсь:
Я самому себе не враг и мое кредо это то, что «деньги не бывают лишними» и резко вынимать из
ножен шашки, чтобы не нарубить лишних дров, спешить не следует.
Попробую объяснить свою позицию.
Хочу посмотреть, как на себя, так и на среднестатистического нашего эмигранта со стороны.
Большинство наших евреев знает, что они «избранный Богом народ», но понятия «избранный»
далеко не все правильно понимают. Я имею в виду не только права, но и повышенные
обязанности. И что же происходит в действительности?
У известного певца Н.Сличенко есть песня, начинающаяся так: «Я цыган, а я еврей, вместе мы
Романе, вместе кушаем мацу, вместе режем сало…». Это шуточная песня, а не антисемитская,
да и Сличенко им не был. Но известно, что в каждой шутке есть доля правды. Никому ничего
не нужно доказывать, а просто каждый имеет возможность проанализировать свои жизненные
устои.
Для чего Германия приняла еврейских эмигрантов. Один из главных вопросов, это
возрождение в диаспоре еврейской духовной жизни. Притом на это и, на обеспечение наших
жизненных потребностей, ею выделены огромные средства. А если посмотреть вокруг, как на
практике возрождается еврейская духовная (религиозная) жизнь.
Для этого даже объяснения не нужны.
Но зато в нашей среде часто ставятся вопросы о том, что кто-то кому-то обязан. Почти 45 лет,
территория Израиля находится в рамках 1967 года. Об этом неоднократно подтверждала и
Америка и Европа. В 2004 году Америка официально еще раз это подтвердила. А что сегодня
высказывает Обама и сколько у него сторонников? И как же теперь быть с ранее данными
официальными обязательствами? И еще одна версия начала появляться. Она озвучена так.
Евреи, как и постсоветские немцы, возвратились на родину своих предков, так как еврейские
фамилии созвучны немецким. Но при этом забывается, что половина из них никакого созвучия
не имеет. Даже можно было иногда встретить фамилии Иванов, Петров, Сидоров и т.д. А ведь
обладатели подобных фамилий, на бывшей родине, все-таки, имели некоторые преимущества,

(С незначительным редакционным сокращением).

хотя бы на бытовом уровне. Да и по крови их предки в Германии не были титульной нацией.
Так что, выдвигая подобные требования, нужно еще раз все хорошо взвесить и стараться не
выпускать джина из бутылки.
Дошло даже до того, что выдвигалась настойчивая просьба, ветеранам ВОВ выделить по
автомашине. Испытывая глубокое уважение к ветеранам, с этим трудно согласиться. Кто-то
подумал, какую реакцию это может вызвать у ветеранов противоборствующей стороны,
косвенно участвующих в обеспечении сегодняшнего существования наших ветеранов?
И далее. Я дитя войны, моложе на 7 – 10 лет ветеранов. И тоже очень сильно ощущаю нехватку
автомобиля. Но главная причина его отсутствия, это непреодолимая проблема получение
водительских прав. И разве этот вопрос, как нереальный, не затрагивает ветеранов? Как им это
преодолеть? Разговоры о том, что их будут возить близкие люди, тоже не состоятельные.
У тех, кто мог бы это делать и не делает, причина не в транспортном средстве, а в другом,
например в отсутствии времени и т.д. Иногда появляются и противоположные лозунги. Быть
бедными, но гордыми, которые также воспринимаются неоднозначно.
Для меня гордые, это юноши и девушки Израиля, которые с высоко поднятой головой, идут
защищать свою Родину, а не отлынивают от воинской обязанности, прячась за альтернативную
службу. Теперь возвращаюсь к главному вопросу, к российским пенсиям.
Для решения названных выше задач, в последнее время, начали создаваться общественные
организации. Не имеет значение, какой статус они принимают, но финансирование их
мероприятий проводится, в основном, за счет бюджетов еврейских общин.
В прошлой жизни в подобных «симпозиумах» и мне приходилось участвовать. Все эти поездки
выполнялись за государственный счет, правда, по сегодняшним меркам, выделяемые средства
были довольно скромные. Но время идет. Все это было в прошлом. Сейчас так принято, без
сауны, со всеми сопутствующими атрибутами, консенсус уже не получается. А это уже другой,
более дорогостоящий, уровень контактов. Дай Бог, что бы это было не так.
А вот конечная цель, поставленная для выполнения данной задачи, не четко выражена.
Не понятно, что даст людям пенсионного возраста, только признание ранее заработанного ими
производственного стажа. Ведь размер социальной помощи от этого не увеличится? Достижение
же положительного результата в решении всех проблем, связанных с пенсионным обеспечением,
вызывает большое сомнение. Ситуация действительно сложная. Оформление прав на получение
российских пенсий, а затем весь комплекс манипуляций с начислениями и удержаниями их, сам
по себе рутинный процесс и он, в первую очередь тяжело отражается. главным образом, на
самих получателях. Смею утверждать, что в этом процессе основной аспект, все-таки не
материальный, а морально-физический. Когда приходится общаться с людьми по этому
вопросу, у них выступают слезы, они хватаются за сердце и просят по данной проблеме их не
беспокоить. Все они гораздо лучше меня знают, как им приходится отбиваться от чиновников
различных ведомств. Притом бывают случаи, когда российские чиновники, как правило, менее
расторопные, долго проводят установленные процедуры, а более энергичные их немецкие
коллеги, операции удержания делают без задержки, и даже с опережением. Но при настоящем
статусе еврейских эмигрантов, на мой взгляд, со стороны Германии, все делается юридически
правильно. И я в этом не одинок. По данному вопросу и другие авторы, высказываются
аналогично. «Германия приняла еврейских эмигрантов и, в пределах прожиточного минимума,
взяла их на полное обеспечение, которое в данном случае для каждого достигается российской
пенсией, плюс соответствующая социальная помощь. Таким образом, это доплата к
существующему доходу, которым является российская пенсия. Если этих доходов нет, то
социальная помощь составляет 100% прожиточного минимума. Разве со стороны Германии
это несправедливо? Иммигрантам же немецкого происхождения постсоветского периода, в
Германии назначают пенсию».
Но им не нужно завидовать. Основная масса их получила размеры пенсий, близкие к
установленному прожиточному минимуму. Также нельзя не учитывать те обстоятельства, что у
них, как и у евреев, немало смешанных браков. Но в еврейских семьях все члены семьи по

статусу равны, а в немецких зависят от параграфа присвоенного каждому. Люди, получившие
7 и 8 параграфы, как правило, находятся в более трудном положении, чем наши. В основном
они являются не немецкого происхождения.
А если условно представить себе, что для евреев будет полностью сохранена российская пенсия
и в полном объеме дополнительно начислен установленный социальный прожиточный
минимум. Как к этому отнесутся постсоветские немцы, честно заработавшие там свою пенсию?
Разве они не вправе поставить аналогичный вопрос. Что же в этом случае делать Германии?
Вопрос не простой.
В отношении трудоспособных эмигрантов хочу отметить, что для тех, кто рассчитывает в
Германии заработать продолжительный стаж, при достижении ими пенсионного возраста,
российский стаж не сможет оказать серьезного влияния на общий размер пенсии. А для тех, кто
заработает здесь небольшой стаж, российская и немецкая пенсии суммарно не превысят
прожиточный минимум и опять придется быть у государства на дотации.
Возможно, у части евреев эти размышления вызовут несогласие и даже противостояние, но я
убежден, что сегодня удовлетворительно решить поставленный вопрос нереально. Наше же
желание и амбиции здесь едва помогут. Только весомые аргументы.
Если я в чем-то не прав, то с благодарностью выслушаю серьезные возражения и готов на них
адекватно отреагировать.
Другое дело, инициировать и добиться того, чтобы на межгосударственном уровне появилось
соглашение о взаимозачете всех пенсионных начислений и списаний. Это избавило бы
получателей пенсий от необходимости, как в Германии, так и в России, постоянно подтверждать
свои законные права. От этого обе стороны только бы выиграли.
И как мне кажется, на первом этапе, решение этой задачи реально. А в дальнейшем время
покажет.
P.S. Считаю себя в какой-то степени верующим, и в свете изложенного, прошу Бога остановить
пока отдельных «ПИАРщиков» в Украине, не позволив им раскачать этот вопрос, и тем самым,
избавить меня и мне подобных от водоворота, в котором оказались российские пенсионеры.

Михаил Брегман, (Michael Bregman – Schwäbisch Hall).